Главная Новости Молодоженам Подарки Фотогалерея Форум Акции Конкурсы Гороскопы Знакомства Поздравления
Все для свадьбы
 
  • Свадебные салоны
  • Свадебные платья на заказ
  • Ювелирные салоны
  • Букет невесты
  • Свадебная обувь
  • Мужские костюмы
  • Организаторы праздников
  • Свадебные торты
  • Оформление помещений
  • Свадебный кортеж
  • Ведущий, тамада
  • Артисты
  • Фотографы
  • Видеооператоры
  • Салоны красоты
  • Рестораны, кафе
  • Турфирмы
  • Отели, гостиницы
  • Экслюзив
  •  
  • Свадебный каравай
  • Фотокнига
  • Свадебные рушники
  • Небесные фонарики
  • Живые бабочки
  • Шоколадные фонтаны
  • Венчальные иконы
  • Расписные бокалы
  • Главная >>> Молодоженам >>> Праздники >>> День победы >>> Стихи о войне и о Победе

    Стихи о войне и о Победе

    Роберт Рождественский

    (отрывок из поэмы «РЕКВИЕМ»)

    Помните! Через века, через года,- помните!
    О тех, кто уже не придет никогда,- помните!
    Не плачьте! В горле сдержите стоны, горькие стоны.
    Памяти павших будьте достойны! Вечно достойны!
    Хлебом и песней, мечтой и стихами, жизнью просторной,
    Каждой секундой, каждым дыханьем будьте достойны!

     
    Люди! Покуда сердца стучатся,- помните!
    Какою ценой завоевано счастье,- пожалуйста, помните!
    Песню свою отправляя в полет,- помните!
    О тех, кто уже никогда не споет,- помните!
    Детям своим расскажите о них, чтоб запомнили!
    Детям детей расскажите о них, чтобы тоже запомнили!

    Во все времена бессмертной Земли помните!
    К мерцающим звездам ведя корабли,- о погибших помните!
    Встречайте трепетную весну, люди Земли.
    Убейте войну, прокляните войну, люди Земли!
    Мечту пронесите через года и жизнью наполните!..
    Но о тех, кто уже не придет никогда,- заклинаю,- помните!
    1962

    Константин Симонов

    Жди меня, и я вернусь.
    Только очень жди,
    Жди, когда наводят грусть
    Желтые дожди,
    Жди, когда снега метут,
    Жди, когда жара,
    Жди, когда других не ждут,
    Позабыв вчера.
    Жди, когда из дальних мест
    Писем не придет,
    Жди, когда уж надоест
    Всем, кто вместе ждет.
    Жди меня, и я вернусь,
    Не желай добра
    Всем, кто знает наизусть,
    Что забыть пора.
    Пусть поверят сын и мать
    В то, что нет меня,
    Пусть друзья устанут ждать,
    Сядут у огня,
    Выпьют горькое вино
    На помин души...
    Жди. И с ними заодно
    Выпить не спеши.
    Жди меня, и я вернусь,
    Всем смертям назло.
    Кто не ждал меня, тот пусть
    Скажет: - Повезло.
    Не понять, не ждавшим им,
    Как среди огня
    Ожиданием своим
    Ты спасла меня.
    Как я выжил, будем знать
    Только мы с тобой,-
    Просто ты умела ждать,
    Как никто другой.
    1941

    Эдуард Асадов

    ПИСЬМО С ФРОНТА

    Мама! Тебе эти строки пишу я,
    Тебе посылаю сыновний привет,
    Тебя вспоминаю, такую родную,
    Такую хорошую - слов даже нет!

    Читаешь письмо ты, а видишь мальчишку,
    Немного лентяя и вечно не в срок
    Бегущего утром с портфелем под мышкой,
    Свистя беззаботно, на первый урок.

    Грустила ты, если мне физик, бывало,
    Суровою двойкой дневник "украшал",
    Гордилась, когда я под сводами зала
    Стихи свои с жаром ребятам читал.

    Мы были беспечными, глупыми были,
    Мы все, что имели, не очень ценили,
    А поняли, может, лишь тут, на войне:
    Приятели, книжки, московские споры -
    Все - сказка, все в дымке, как снежные горы...
    Пусть так, возвратимся - оценим вдвойне!

    Сейчас передышка. Сойдясь у опушки,
    Застыли орудья, как стадо слонов,
    И где-то по-мирному в гуще лесов,
    Как в детстве, мне слышится голос кукушки...

    За жизнь, за тебя, за родные края
    Иду я навстречу свинцовому ветру.
    И пусть между нами сейчас километры -
    Ты здесь, ты со мною, родная моя!

    В холодной ночи, под неласковым небом,
    Склонившись, мне тихую песню поешь
    И вместе со мною к далеким победам
    Солдатской дорогой незримо идешь.

    И чем бы в пути мне война ни грозила,
    Ты знай, я не сдамся, покуда дышу!
    Я знаю, что ты меня благословила,
    И утром, не дрогнув, я в бой ухожу!
    1943

    Семен Гудзенко

    ПЕРЕД АТАКОЙ

    Когда на смерть идут,- поют,
    а перед этим можно плакать.
    Ведь самый страшный час в бою -
    час ожидания атаки.
    Снег минами изрыт вокруг
    и почернел от пыли минной.
    Разрыв - и умирает друг.
    И, значит, смерть проходит мимо.
    Сейчас настанет мой черед,
    За мной одним идет охота.
    Ракеты просит небосвод
    и вмерзшая в снега пехота.
    Мне кажется, что я магнит,
    что я притягиваю мины.
    Разрыв - и лейтенант хрипит.
    И смерть опять проходит мимо.
    Но мы уже не в силах ждать.
    И нас ведет через траншеи
    окоченевшая вражда,
    штыком дырявящая шеи.
    Бой был коротким.
    А потом
    глушили водку ледяную,
    и выковыривал ножом
    из-под ногтей я кровь
    чужую.
    1942

    Дмитрий Кедрин

    1941

    Ты, что хлеб свой любовно выращивал,
    Пел, рыбачил, глядел на зарю.
    Голосами седых твоих пращуров
    Я, Россия, с тобой говорю.

    Для того ль новосел заколачивал
    В первый сруб на Москве первый гвоздь,
    Для того ль астраханцам не плачивал
    Дани гордый владимирский гость;

    Для того ль окрест города хитрые
    Выводились заслоны да рвы
    И палили мы пеплом Димитрия
    На четыре заставы Москвы;

    Для того ль Ермаковы охотники
    Белку били дробинкою в глаз;
    Для того ль пугачевские сотники
    Смердам чли Государев Указ;

    Для того ли, незнамы-неведомы,
    Мы в холодных могилах лежим,
    Для того ли тягались со шведами
    Ветераны Петровых дружин;

    Для того ли в годину суровую,
    Как пришел на Москву Бонапарт,
    Попалили людишки дворовые
    Огоньком его воинский фарт;

    Для того ль стыла изморозь хрусткая
    У пяти декабристов на лбу;
    Для того ль мы из бед землю Русскую
    На своем вывозили горбу;

    Для того ль сеял дождик холодненький,
    Точно слезы родимой земли,
    На этап бритолобых колодников,
    Что по горькой Владимирке шли;

    Для того ли под ленинским знаменем
    Неусыпным тяжелым трудом
    Перестроили мы в белокаменный
    Наш когда-то бревенчатый дом;

    И от ярого натиска вражьего
    Отстояли его для того ль,—
    Чтоб теперь истлевать тебе заживо
    В самой горькой из горьких неволь,

    Чтоб, тараща глаза оловянные,
    Муштровала ребят немчура,
    Чтобы ты позабыл, что славянами
    Мы с тобой назывались вчера?..

    Бейся ж так, чтоб пришельцы поганые
    К нам ходить заказали другим.
    Неприятелям на поругание
    Не давай наших честных могил!

    Оглянись на леса и на пажити,
    Выдвигаясь с винтовкою в бой:
    Всё, что кровным трудом нашим нажито,—
    За твоею спиной, за тобой!

    Чтоб добру тому не быть растащену,
    Чтоб Отчизне цвести и сиять,
    Голосами седых твоих пращуров
    Я велю тебе насмерть стоять!
    1942

    Борис Пастернак

    СТРАШНАЯ СКАЗКА

    Все переменится вокруг.
    Отстроится столица.
    Детей разбуженных испуг
    Вовеки не простится.

    Не сможет позабыться страх,
    Изборождавший лица.
    Сторицей должен будет враг
    За это поплатиться.

    Запомнится его обстрел.
    Сполна зачтется время,
    Когда он делал, что хотел,
    Как Ирод в Вифлееме.

    Настанет новый, лучший век.
    Исчезнут очевидцы.
    Мученья маленьких калек
    Не смогут позабыться.
    1941

    СМЕЛОСТЬ

    Безыменные герои
    Осажденных городов,
    Я вас в сердце сердца скрою,
    Ваша доблесть выше слов.

    В круглосуточном обстреле,
    Слыша смерти перекат,
    Вы векам в глаза смотрели
    С пригородных баррикад.

    Вы ложились на дороге
    И у взрытой колеи
    Спрашивали о подмоге
    И не слышно ль, где свои.

    А потом, жуя краюху,
    По истерзанным полям
    Шли вы, не теряя духа,
    К обгорелым флигелям.

    Вы брались рукой умелой —
    Не для лести и хвалы,
    А с холодным знаньем дела —
    За ружейные стволы.

    И не только жажда мщенья,
    Но спокойный глаз стрелка,
    Как картонные мишени,
    Пробивал врагу бока.

    Между тем слепое что-то,
    Опьяняя и кружа,
    Увлекало вас к пролету
    Из глухого блиндажа.

    Там в неистовстве наитья
    Пела буря с двух сторон.
    Ветер вам свистел в прикрытье:
    Ты от пуль заворожен.

    И тогда, чужие миру,
    Не причислены к живым,
    Вы являлись к командиру
    С предложеньем боевым.

    Вам казалось — все пустое!
    Лучше, выиграв, уйти,
    Чем бесславно сгнить в застое
    Или скиснуть взаперти.

    Так рождался победитель:
    Вас над пропастью голов
    Подвиг уносил в обитель
    Громовержцев и орлов.

    Александр Твардовский

    Ушли в хлеба траншеи, ходы
    И ржавых проволок ряды.
    И отстоялись в реках воды,
    И завязь выдали сады.
    И на земле - житьё людское,
    И дым жилой по гребням хат,
    Что бабьей рублены рукою...
    Здесь немцы были год назад.

    Дымится крошево щебёнки,
    Торчит стена с пустым окном.
    И от воронки до воронки -
    Трава, сожжённая живьём.
    Железной гари едкий запах,
    Горелых трупов древний чад.
    В пыли, багровых дымах запад...
    Здесь немцы были день назад.

    Столбом стоит разрывов осыпь,
    На запад улица в огне,
    И танки за город уносят
    "Ура" пехоты на броне.
    Листва на ветках не обвяла,
    Что мимолётом ссёк снаряд.
    Ещё дла жизни сроку мало:
    Здесь немцы были час назад.

    Пройдётся плуг по их могилам,
    Накроет память их пластом.
    И будет мир отрадным тылом
    Войны, потушенной огнём.
    И, указав на земли эти
    Внучатам нынешних ребят,
    Учитель в школе скажет: - Дети,
    Здесь немцы были век назад.

     

    Юлия Друнина

    ***
    Я только раз видала рукопашный,
    Раз наяву. И тысячу - во сне.
    Кто говорит, что на войне не страшно,
    Тот ничего не знает о войне.
    1943

    ТЫ ДОЛЖНА!

    Побледнев,
    Стиснув зубы до хруста,
    От родного окопа
    Одна
    Ты должна оторваться,
    И бруствер
    Проскочить под обстрелом
    Должна.
    Ты должна.
    Хоть вернешься едва ли,
    Хоть "Не смей!"
    Повторяет комбат.
    Даже танки
    (Они же из стали!)
    В трех шагах от окопа
    Горят.
    Ты должна.
    Ведь нельзя притворяться
    Перед собой,
    Что не слышишь в ночи,
    Как почти безнадежно
    "Сестрица!"
    Кто-то там,
    Под обстрелом, кричит…

    БИНТЫ

    Глаза бойца слезами налиты,
    Лежит он, напружиненный и белый,
    А я должна приросшие бинты
    С него сорвать одним движеньем смелым.
    Одним движеньем - так учили нас.
    Одним движеньем - только в этом жалость...
    Но встретившись со взглядом страшных глаз,
    Я на движенье это не решалась.
    На бинт я щедро перекись лила,
    Стараясь отмочить его без боли.
    А фельдшерица становилась зла
    И повторяла: "Горе мне с тобою!
    Так с каждым церемониться - беда.
    Да и ему лишь прибавляешь муки".
    Но раненые метили всегда
    Попасть в мои медлительные руки.

    Не надо рвать приросшие бинты,
    Когда их можно снять почти без боли.
    Я это поняла, поймешь и ты...
    Как жалко, что науке доброты
    Нельзя по книжкам научиться в школе!

     

    ***
    Бой на высотке
    Бой на высотке, страшный бой
    И выжить вряд ли кто сумеет.
    От ужаса душа немеет:
    Никто не хочет умирать.
    А враг идёт на нас стеной:
    Он по-другому не умеет.
    От ярости лицо белеет:
    Устал враг тоже воевать…
    Свист пуль, осколков дробный стук.
    С землей снег смешан, смазан кровью.
    Бойцы объяты страшной болью:
    Замкнулся жизни нашей круг.
    Нет шанса выжить, нет зацепки:
    Тиски погибели так цепки.
    Как подороже жизнь продать?
    Врагов на тот свет больше взять…
    Как жаль, Победу не увидим,
    Она без нас придёт в дома.
    Кому в живых остаться нужно –
    Судьба билетик даст сама.

    ВЕСНА 45-ГО

    Дожили, брат, с тобой мы до весны.
    И помирать совсем уж не охота.
    Вернуться бы живым домой с войны.
    Война – такая тяжкая, суровая работа.
    По небу клином птицы – журавли.
    Они спешат на Родину вернуться.
    Российские дороги все в пыли,
    Но майские дожди на них прольются.
    Какая нынче утром тишина…
    Осталось так немного до Победы.
    Без счёта жизней забрала война.
    И, в прошлом для других остались беды.
    Подснежник белый тянет к свету лист
    И жизнь его сегодня лишь в начале.
    А я боюсь услышать пули свист,
    В котором столько скорби и печали.
    Дожили, брат, с тобой мы до весны.
    И помирать совсем уж не охота.
    Но фриц за так, нам не подарит жизнь
    И за Победу не одна погибнет рота…

     

    Арсений Тарковский

    СУББОТА, 21 ИЮНЯ

    Пусть роют щели хоть под воскресенье.
    В моих руках надежда на спасенье.

    Как я хотел вернуться в до-войны,
    Предупредить, кого убить должны.

    Мне вон тому сказать необходимо:
    "Иди сюда, и смерть промчится мимо".

    Я знаю час, когда начнут войну,
    Кто выживет, и кто умрет в плену,

    И кто из нас окажется героем,
    И кто расстрелян будет перед строем,

    И сам я видел вражеских солдат,
    Уже заполонивших Сталинград,

    И видел я, как русская пехота
    Штурмует Бранденбургские ворота.

    Что до врага, то все известно мне,
    Как ни одной разведке на войне.

    Я говорю — не слушают, не слышат,
    Несут цветы, субботним ветром дышат,

    Уходят, пропусков не выдают,
    В домашний возвращаются уют.

    И я уже не помню сам, откуда
    Пришел сюда и что случилось чудо.

    Я все забыл. В окне еще светло,
    И накрест не заклеено стекло.
    1983.

     

    Евгений Долматовский

    В СОРОК ПЯТОМ, В МАЕ...

    В сорок пятом, в мае, вопреки уставу
    Караульной службы,
    Мы салютом личным подтвердили славу
    Русского оружья:
    Кто палил во тьму небес из пистолета,
    Кто из автомата.
    На берлинской автостраде было это,
    Помните, ребята?
    Быстрой трассой в небо уходили пули
    И во мгле светились.
    И они на землю больше не вернулись,
    В звезды превратились.
    И поныне мир наполнен красотою
    Той весенней ночи.
    Горе тем, кто это небо золотое
    Сделать черным хочет.
    Но стоят на страже люди всей планеты,
    И неодолимы
    Звезды, что салютом грозным в честь Победы
    Над землей зажгли мы.
    1954

     

    - Организация свадьбы
    - Медовый месяц
    - ЗАГС
    - Дети
    - Молодая семья